Десерт «Розовое облачко»

Розовые ароматные блинчики.

Десерт "Розовое облачко"

Ингредиенты

  • молоко 3,2% 0,5 литра.
  • смусси активия клубника-банан 200 гр.
  • яйцо куриное 3 шт.
  • разрыхлитель для теста 1 ч.л.
  • соль морская.
  • сахарный песок.
  • мука пшеничная 1 ст. + сколько возьмет тесто.
  • масло сливочное 3 ст.л.
  • масло оливковое 3 ст.л. + 50 мл. для смазывания блинчиков.

Пошаговый рецепт приготовления

В кастрюльку наливаем молоко, смусси и разбиваем яйца.

Добавляем соль, сахар по-вкусу. взбиваем миксером.

Далее добавляем муку и разрыхлитель. продолжаем взбивать.

Муку добавляем до тех пор пока тесто не приняло консистенцию жидкой сметаны.

Далее добавляем оливковое масло.

На сковороде растапливаем сливочное масло и выливаем в тесто. быстро перемешиваем.

Выпекаем блинчики, подрумянивая их с двух сторон и смазывая сковороду оливковым маслом перед каждым следующим.

Подавайте эти ароматные блинчики с клубничным вареньем или просто посыпав коричневым сахаром.

Десерт «Розовое облачко»

Десерт "Розовое облачко"

Творожное суфле с клубникой

Простой, быстрый и очень вкусный ягодный десерт.

Состав: на 6 порций

Творожная масса (сладкая, готовая) – 300 г;
Яйца – 2-3 шт.;
Соль – маленькая щепотка;
Клубника – 6 шт.;

Как приготовить суфле из клубники

  1. яйца взбить с солью. Смешать с творожной массой;
  2. форму для запекания смазать маслом, разогреть духовку;
  3. выложить в форму бОльшую часть творога, ввернуть туда клубнички и замазать остатками творожной массы;
  4. выпекать при температуре в 150-160 С до схватывания суфле (при надавливании поверхность суфле пружинит. И из духовки течет насыщенный творожный аромат);
  5. готовое суфле остудить при комнатной температуре (минут 10-15) и опрокинуть на порционные тарелочки.

Десерт "Розовое облачко"

Зеленые веточки – это съедобный портулак, кисленькая, мясистая южная травка (и цветет тоже красиво)

Особенности приготовления клубничного суфле и вкус

Алые клубнички живут в творожном суфле какой-то своей, отдельной жизнью. Они плавятся, мягчают, пускают соки, которые смешиваются с сахаром и маслом творожной массы. Сладко-кисловатые соки текут на дно формочек и там карамелизируются, окрашивая верхушки суфле в красновато-коричневый цвет леденцов (вкус тоже похож, только карамель мягкая).

Десерт "Розовое облачко"

Суфле разложено по формам, добавлена клубника. Теперь надо замазать ягоды остатками творожной массы

Десерт "Розовое облачко"

Съешь меня! Срочно! Еще скорей.

Десерт "Розовое облачко"

Вот такая нежная, расползающаяся, таящая во рту начинка творожно-клубничного суфле))

Десерт "Розовое облачко"

Суфле уложено в форму и готово к транспортировке))

Успеха вам в запекании и приятного аппетита!

Торт шоколадно-ягодный «Розовые облака»

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Я все еще нахожусь в поисках идеального торта, где должно быть немножко бисквита и очень множко (то есть много) воздушно-нежной смеси.
В этот раз я совместила шоколадный бисквит и ягодный заварной мусс.
И, скажу я вам, это получилось очень вкусно!

Торт получился легкий и одновременно с очень насыщенным вкусом, настоящие розовые облака с нотками шоколадно-кофейных осадков 🙂

Белки10 г
Жиры20 г
Углеводы44 г

Десерт "Розовое облачко"

Сахар-рафинад имеет абсолютно белый цвет, порой даже отдающий голубизной.

Десерт "Розовое облачко"

Пшеничная мука изготавливается из пшеничных зерен и выпускается в разных вариациях – крупчатка, обойная мука, мука первого, второго и высшего сорта.

Десерт "Розовое облачко"

Существует несколько разновидностей разрыхлителя, например, на основе соды и лимонной кислоты. Многие применяют аммоний пищевой, или карбонат аммония, в кулинарии он используют при изготовлении печенья, хлеба, кексов и т.д.

Десерт "Розовое облачко"

Какао-порошок — это смолотый в пыль жмых, оставшийся после отжима масла из какао-бобов.

Десерт "Розовое облачко"

Солью называют хлорид натрия, выглядит это вещество как мелкие белые кристаллы.

Десерт "Розовое облачко"

Кондитерские вишни используются для украшения десертов — тортов, пирожных и мороженого. Этот продукт может выдерживать высокие температуры, потому часто он встречается в рецептах выпечки.

Десерт "Розовое облачко"

Куриные яйца приобрели большую популярность в нашей жизни, когда время на приготовление еды сократилось до минимума. Нет ничего проще омлета или яичницы, которые можно приготовить за несколько минут, к тому же благодаря полезным свойствам куриных яиц такие завтраки считаются питательными и очень сытными — по крайней мере, можно спокойно дожить до обеда, не думая о еде.

Десерт "Розовое облачко"

Многих интересует вопрос, можно ли замораживать ягоды?

Десерт "Розовое облачко"

Сахар-рафинад имеет абсолютно белый цвет, порой даже отдающий голубизной.

Десерт "Розовое облачко"

Куриные яйца приобрели большую популярность в нашей жизни, когда время на приготовление еды сократилось до минимума. Нет ничего проще омлета или яичницы, которые можно приготовить за несколько минут, к тому же благодаря полезным свойствам куриных яиц такие завтраки считаются питательными и очень сытными — по крайней мере, можно спокойно дожить до обеда, не думая о еде.

Десерт "Розовое облачко"

Желатин — это бесцветный порошок без запаха и вкуса, который применяют как загуститель в кулинарии для желирования. В состав желатина входит много полезных веществ. Он на 85 % состоит из белков, это аминокислоты — глицин, аланин, глютаминовая и аспарагиновая кислота, протеины и минералы.

Пирог «Восторг»

Десерт "Розовое облачко"

Вообще-то этот пирог я пеку всегда с яблоками или с вареньем, сегодня вдруг решила сделать начинку из творога с изюмом. Получился нежный, душистый, творожный пирог.

Ингредиенты для «Пирог «Восторг»»:

  • Мука пшеничная / Мука — 3 стак.
  • Яйцо куриное — 3 шт
  • Сахар (д/теста и начинки) — 1 стак.
  • Соль (щепотка)
  • Сода ( или разрыхлитель) — 1 ч. л.
  • Маргарин — 200 г
  • Ванилин — 2 пакет.
  • Творог — 500 г
  • Изюм — 0,5 стак.
  • Крахмал картофельный — 1 ст. л.
  • Халва — 50 г
  • Сахарная пудра — 2 ст. л.

Время приготовления: 40 минут

Количество порций: 20

Пищевая и энергетическая ценность:

Готового блюда
ккал
4861.7 ккал
белки
161.6 г
жиры
168.2 г
углеводы
685.3 г
Порции
ккал
243.1 ккал
белки
8.1 г
жиры
8.4 г
углеводы
34.3 г
100 г блюда
ккал
286 ккал
белки
9.5 г
жиры
9.9 г
углеводы
40.3 г

Рецепт «Пирог «Восторг»»:

Десерт "Розовое облачко"

Замесить тесто: яйца взбить с сахаром, солью и ванилином, добавить соду или разрыхлитель, муку и мягкий маргарин. Разделить тесто на две части: одну побольше, другую поменьше. В маленькую часть добавить немного муки и положить в морозильник на 20 минут.

Десерт "Розовое облачко"

Большую часть теста положить на противень, смазанный маслом и руками сделать пласт.

Десерт "Розовое облачко"

Сверху на тесто выложить начинку: творог взбитый с сахаром, ванилином и крахмалом (если творог суховат, то добавьте 1 яичко) и смешанный с промытым изюмом.

Десерт "Розовое облачко"

На творог натереть маленькую часть теста и поставить выпекать в разогретую духовку, при температуре 180-200 градусов на 30-40 минут.

Десерт "Розовое облачко"

Когда порог будет готов, посыпать его тёртой халвой и сахарной пудрой и поставить снова в духовку на 5-7 минут под верхний огонь.

Десерт "Розовое облачко"

Вынимаем готовый пирог, режем ромбиками, квадратиками, треугольниками, в общем как вам угодно.

Десерт "Розовое облачко"

Я порезала уголочками. Получилось очень вкусненько!

Подписывайтесь на группу Поварёнка в Контакте и получайте десять новых рецептов каждый день!

Вступайте в нашу группу в Одноклассниках и получайте новые рецепты каждый день!

Поделиться рецептом с друзьями:

Нравятся наши рецепты?
BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?
Десерт "Розовое облачко"

Похожие рецепты

Персиковый пирог-кростата

Пирог ягодный

Рыбный пирог

Овощной пирог с мясом и баклажанами

Шарлотка «Весeлый апельсинчик»

Заливной пирог с капустой

  • 27
  • 995
  • 20645

Пирог со сливами и заварным кремом

  • 276
  • 1733
  • 49152

Пирожки с капустой

Пирог рыбный «Кошачья мечта»

Фотографии «Пирог «Восторг»» от приготовивших (1)

Десерт "Розовое облачко"

Комментарии и отзывы

Десерт "Розовое облачко"

9 ноября 2018 года wise1288 #

Десерт "Розовое облачко"

9 ноября 2018 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко" Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

15 мая 2017 года Лёля68 #

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

18 мая 2017 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко" Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

6 июля 2010 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

2 февраля 2010 года Светлана6232 #

Десерт "Розовое облачко"

3 февраля 2010 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

16 декабря 2009 года dolphy #

Десерт "Розовое облачко"

4 января 2010 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

13 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

13 октября 2009 года komsa233 #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года irmarta #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года Murliska #

Десерт "Розовое облачко" Десерт "Розовое облачко" Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года Оля-В deleted #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года kovka deleted #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года tat70 #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года Nomand #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года KAMA #

Десерт "Розовое облачко"

10 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

9 октября 2009 года Ольга Бабич #

Десерт "Розовое облачко"

9 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

9 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Десерт "Розовое облачко"

9 октября 2009 года Nomand #

Кажется через сутки могу вернуть назад. Там про минуса написано, но наверное и плюсы также.

Всё верну и сделаю правильно! Наверное это я когда страницу прокручивал чего-то нажал. Извините. Пирог делаю сегодня.

Десерт "Розовое облачко"

9 октября 2009 года elena777 # (автор рецепта)

Оставить комментарий или отзыв о рецепте

Зарегистрироваться, или войти если вы уже регистрировались.

Вы можете войти на сайт без регистрации и ввода пароля, воспользовавшись своей учетной записью на следующих сайтах:

Десерт «Розовое облачко»

Тетя Надя, нянечка в моем нежно любимом ташкентском детском саду, девочкой лет шестнадцати в начале 30-х годов ХХ века ехала в Ташкент поездом из Сибири. По легендарному Турксибу — Туркестанско-Сибирской железной дороге. Она, конечно, не читала популярный в то время и прочно забытый теперь роман «Ташкент — город хлебный». Просто ей рассказал кто-то, что в Ташкенте на деревьях растут булки с изюмом. И она поверила, добрая душа. Тетя Надя отправилась за тридевять земель из голодной Сибири в чудесный, сытый восточный город. Когда узнала, что никаких булок на деревьях в этом городе отродясь не росло, долго плакала. Но в Ташкенте осталась. На всю жизнь.

Ташкент — город каменный

Древнее городище Шаш, оно же Чач или Таш, было основано примерно 2520 лет назад. Местные археологи, правда, в один голос утверждали, что несколько сотен лет Ташкенту накинули, чтобы в советские еще времена пышно отпраздновать 2500-летие города. В любом случае «Шаш», как и «Чач», как и «Таш», — это «камень». А «кент» — это город.

Впрочем, каменным Ташкент никогда не был. Сначала он был по преимуществу глиняным и пахсовым (пахса — это обожженный кирпич), а потом стал бетонным и мраморным. Приезжим всегда кажутся раблезианской роскошью многочисленные мраморные здания и широкие мраморные лестницы даже в учреждениях, расположенных далеко от фешенебельного центра города. Но это не роскошь — в Узбекистане гигантские месторождения мрамора. Нужно как-то использовать данное природой богатство, не на одни же кладбищенские памятники его пускать.
С архитектурой в Ташкенте, после того как Узбекистан стал независимым государством, вообще происходило много интересного.

Главным героем нового государства власти избрали Тамерлана, или, как зовут его на Востоке, Амира Темура. Поскольку великий полководец Средневековья в Ташкенте никогда не был, никаких «аутентичных» мест, связанных с его именем, в городе не нашлось. Поэтому решили поступить просто: главный в городе сквер Революции (по-узбекски это звучит «Инкилоб хиёбони») назвали сквером Амира Темура («Амир Темур хиёбони»). В сквере том красовался совершенно не характерный для соцреализма памятник — массивная, вполне себе модернистская голова Карла Маркса на постаменте. Ташкентские таксисты традиционно называли этот памятник «чучелой». Вместо «чучелы» воздвигли конную статую Тамерлана — отливали в Питере, в тамошней мастерской Зураба, сами понимаете, Церетели. Через год конную статую перезаказали — с официальной формулировкой «улучшение пропорций скакуна». В результате скакун каким был, таким и остался, но повернулся на 180 градусов. А самому герою категорически не разрешили делать одну ногу короче другой (как было на самом деле, из-за чего Тамерлан всю жизнь хромал). Разве может быть национальный герой хромоножкой?

Центр города решили застроить в восточном стиле. В результате на относительно небольшом пространстве получились три разных по внешнему виду здания с абсолютно одинаковыми ориенталистскими куполами — музей Амира Темура, новое здание мэрии и Биржевой центр.
Наконец, третьим, эпохальным, почти мифологическим свершением новейшей ташкентской архитектуры стала «голова профессора Ленина», она же — «глобус Узбекистана». Так рабочие Ташкентского авиационного производственного объединения имени Чкалова (сейчас уже — «не имени») прозвали отливавшийся ими памятник узбекской независимости. Прозвище прижилось. На месте стандартного Ленина на главной площади столицы, переименованной из площади Ленина в площадь Независимости, воздвигли некое шарообразное сооружение. По виду оно отдаленно напоминает глобус, каковым, видимо, и является по замыслу ваятеля. На глобусе прочерчены контуры одной-единственной страны — Узбекистана. Занимает эта чудесная страна по меньшей мере четверть всего стилизованного земного шара. Такая вполне политическая пропорция.

Ташкент — город умный

Умным Ташкент сделали «колонизаторы-империалисты». Сначала царские, потом советские. После насильственного присоединения Туркестанского края к Российской империи 135 с небольшим лет тому назад царь-батюшка начал посылать в Ташкент — столицу края — вполне цивилизованных генерал-губернаторов. Обязательным условием их назначения было знание местного языка (узбеки, киргизы, казахи жили компактными поселениями, а в языке преобладали слова из современного киргизского). Ташкент конца XIX века был вполне современным городом — как по архитектуре, так и по нравам высшего общества, с достаточно развитым рынком, как мы бы сейчас сказали, средств массовой информации. Хотя, если верить главной местной газете того времени «Туркестанские ведомости», еще в 1907 году на окраине Ташкента видели бесцельно бродящего уссурийского тигра.

Вторая волна культурной экспансии «федерального центра» пришлась на начало 20-х годов. В 1920 году по ленинскому декрету был создан Среднеазиатский государственный университет (САГУ). В Ташкент по так называемому ленинскому призыву потянулись «красные профессора», ставшие интеллектуальной элитой молодой республики. Среди них попадались совершенно замечательные экземпляры. Например, математик профессор Романовский, который был настолько рассеян, что всегда снимал калоши при входе в трамвай. Или будущий академик-археолог Массон, до самой своей смерти в конце 80-х годов ходивший на все парады по случаю годовщины Октябрьской революции с мандатом, выданным ему лично товарищем Лениным.

Наконец, эмигрантами «третьей волны» стали сосланные Сталиным из столиц университетские преподаватели. В ташкентской школе N 17, например, преподавала литературу сосланная в далекие южные края из Петербургского университета Елена Владимировна Насонова. Некоторые ее фразочки стали городской легендой. Когда она хотела выразить надежду, что ученик выполнил домашнее задание или знает ответ на заданный вопрос, это выражалось такой нежной вводной конструкцией: «Я льщу себя надеждой лестной. » Любимую присказку Елены Владимировны «и злая тварь милее твари злейшей» потом повторяло всю жизнь великое множество ее учеников.

У меня, так уж получилось, тоже было два поистине великих школьных учителя. Химию нам преподавал бывший агроном заурядного армянского колхоза Юрий Мушегович Хачатурян. Его ученики брали первые места на всесоюзных и даже международных олимпиадах, причем происходило это каждый год. А в Ташкент он приехал «по любви». Не к городу — к девушке. Второй мой великий учитель, увы, уже давно покойный, Игорь Абрамович Дорфман. Румынский еврей, он, говорят, долго был тапером в каком-то ташкентском кинотеатре, причем играл не на пианино, как это принято, а на своей любимой скрипочке. Он всю жизнь, уже будучи лучшим школьным учителем математики в городе, регулярно снабжавшим абитуриентами все лучшие московские вузы, продолжал играть на скрипочке и учить детей математике мира. Поверьте, это гораздо больше и гораздо сложнее, чем просто математика.

Ташкент — город дружный

«Что такое пролетарский интернационализм, сформулировать не могу, но ехать надо», — говорил герой известного анекдота. Интернационализм в Ташкенте всегда был совершенно не пролетарский — он был тотальный. Разумеется, дрались махалля на махаллю (ах, да, публике надо объяснить, что такое «махалля»: считайте, это такой микрорайон, где множество семей живет как одна большая семья). Но при этом всегда все готовы были приютить всех. Моя мама с моими бабушкой и дедушкой бежали с Украины от надвинувшейся войны летом 1941-го. За их обозом обрушился перееханный пару минут назад мост. Кочевали по России, Казахстану. Осели в Ташкенте. Поначалу их приютила семья Азимовых — вполне аристократическая по узбекским меркам семья. Разумеется, впроголодь жили все, но каждого нового человека, каждого беженца Великой Отечественной встречали как родного, единственного.
Это было нечто большее, чем гостеприимство. Это было потрясающее умение полностью войти в шкуру другого, раствориться в его несчастье и постараться сделать жизнь своего нового соседа как можно легче, если уж нельзя сделать счастливее.

В Ташкенте во время Великой Отечественной войны нашел приют в эвакуации Алексей Толстой. Граф, автор «Петра I » и «Хождения по мукам», отнюдь не мучился в Ташкенте. У него даже был слуга (язык не поворачивается назвать этого неизменно аккуратно и хорошо одетого человека лакеем). Слуга прославился сакраментальной фразой в ответ на вопрос о местонахождении хозяина: «Их сиятельство ушли в ЦК нашей партии». Тогда же в Ташкенте жила Анна Ахматова, написавшая здесь «Поэму без героя» и навсегда сохранившая нежные чувства к этому городу. Здесь прожила всю свою жизнь дочь Сергея Есенина Татьяна.

Когда праздновали 2500-летие города, появилась пафосная тухмановская песня «Сияй, Ташкент, звезда Востока, столица дружбы и тепла». Несмотря на весь довольно глупый пафос этих слов, по существу они были чистой правдой. Ташкент умел погружать в такое теплое розовое облачко нежности и дружелюбия всех, кто вольно или невольно оказывался в этом городе. А уж сияния хватает каждому восточному городу — куда ж без него, без сияния.

Ташкент — город пловный

А еще, конечно, шашлычный. Плов и шашлык — быть может, главный вклад Узбекистана и его столицы в мировую культуру. Не смейтесь, все очень серьезно. Два лучших плова, которые я ел в своей жизни, готовили два совершенно удивительных человека. Один гениальный «пловмейстер» — ташкентский фотограф, замечательный исполнитель цыганских песен Борис Холмирзаев, полуцыган-полуузбек, золотых зубов полон рот, при этом скромности необыкновенной и живший всегда бедно. Второй гений плова — Геннадий Савицкий, замечательный историк кино, человек, написавший множество чужих кандидатских и докторских диссертаций и только под занавес своей недолгой жизни успевший «защититься» сам. Диссидент-гурман, при приготовлении плова любивший повторять: «Зреет зирвак народного гнева» (ах, да, надо объяснить публике, что такое «зирвак»: это мясо, жаренное с луком, в которое уже потом добавляют морковь и рис).

Уличный плов и шашлык вы могли попробовать в Ташкенте в гигантском количестве мест еще до того, как позднесоветский и постсоветский капитализм породил огромное количество негосударственных заведений общественного питания.

И, конечно, особым кайфом было посещение рынка, или, говоря, по-восточному, базара, ради покупки пловных специй, арбузов, дынь, лепешек, да бог знает чего еще. Весь этот пресловутый восточный колорит — миф. Главной прелестью было наслаждение концертом запахов и вкусов (пробовать вам давали все, что только можно пробовать). Поторговаться считал за честь не только покупатель, но и продавец. Присказки торговцев заменяли народные песни. Самая известная была популярна во всем Советском Союзе. «Подходи народ, свой огород, половина сахар, половина мед», — кричали продавцы арбузов и дынь. Любой товар, идущий на вес, всегда давали «с походом», то есть чуть больше, чем заказал, и, конечно, за ту же цену.

Я любил ходить на всякие там первомайские или ноябрьские демонстрации — нет не из-за любви к коммунистическим праздникам, окстись! Просто погода в Ташкенте в эти дни обычно была хорошая. И после демонстрации я шел домой — два часа ходу — пешком. По пути заходил на главный в городе Алайский базар, покупал себе пару лепешек (выбирать можно было сортов из 10-15) и знай хрумкал себе всю оставшуюся дорогу. Эти лепешечные крошки, кажется, останутся на моих губах до конца жизни. Я чувствую их до сих пор.

P . S . Немного есть в мире городов, которые порождают «мафию». Нет, не коза ностра, не организованную преступность, а некую общность людей, по разным причинам уехавших из города и как бы не уехавших из него. «Ташкентская мафия» — реальность, данная нам в ощущениях. Это люди разных национальностей, живущие в разных странах, но при этом несущие свою «ташкентскость» как крест — вовсе не тяжкий, скорее, наоборот, легкий. Они никогда не строят из себя «столичных штучек», но и не косят под провинциалов. Они говорят на особом русском языке — совершенно без акцента. В их речи остаются некие словечки, которые безошибочно выдают «географическое происхождение». Если в телефонном или нетелефонном разговоре человек говорит вам «хоп» вместо «до свидания» — знайте, что он из Ташкента. «Хоп» — это по-узбекски «ладно». Ташкентцы никогда не скажут «батон колбасы», но скажут «палка колбасы». И рынок — хоть убей — называют базаром.

Ташкент становится другим, совсем другим. В нем все меньше старых домов, зато больше домов «под старину». В нем почти не осталось арыков — вдоль улиц расположенных желобков, по которым летом текла вода, делая раскаленный воздух чуть прохладнее. В нем живут другие люди — миграционные потоки вымывают из города многих его давних обитателей, место которых занимают выходцы из узбекистанской провинции. Из Ташкента потихоньку улетучивается европейская составляющая той гремучей смеси Запада и Востока, которые больше века сходились в этом городе назло Киплингу.

. Тетя Надя, девочкой лет шестнадцати приехавшая в Ташкент в начале 30-х годов ХХ века, не читавшая роман «Ташкент — город хлебный», поверившая в то, что там растут булки на деревьях, не нашедшая там этих булок, горько плакавшая, оставшаяся в этом городе навсегда, похоронена в Ташкенте. В Ташкенте похоронены мой дед, моя бабушка, моя мама. Ташкент дал мне жизнь, характер, привычки, друзей, врагов, счастье, несчастье, судьбу, кров, представления о мире. Никакое это не прощание — другой Ташкент все равно будет жить. Звезда Востока, город хлебный, каменный, умный, дружный и пловный.

Семен Новопрудский (эту статью мне прислали друзья по почте, к сожалению не могу указать ссылку на первоисточник).

Охапка осенней листвы, вдруг вспыхнувшая ворохом летнего дня, прилетевшего из детства… . Осень почему-то очень острая пора. Острей вспыхивают в сознании родные и далекие… островки детства. Да, детство видится как маленький светлый остров, который когда-то давно и как-то внезапно уплыл от меня в огромный океан жизненного пространства и времени. Иногда оно возвращается яркими всполохами, на крыльях бабочки влетает вдруг в открытую форточку и как глубокий глоток воздуха наполняет звенящую пустоту внутри, заставляя меркнуть краски и события текущего дня.

—> Совсем маленькой я жила с бабушкой, которой давно нет, в маленьком царстве фруктов и цветов. Наш с ней мир был заботливо огорожен от окружающего густой вечнозеленой изгородью, которая выросла на сероземах благодатного городка-аула, одного из многочисленных, затерявшихся на просторах Средней Азии. В смешном маленьком городке под названием Пскент.

Эти бесконечно вьющиеся виноградные лозы, захватившие все пространство неба. В Средней Азии виноградники живут над людьми, устремленными ввысь густыми изумрудными сводами организуют пространство внутренних двориков, создавая особый мир виноградных тропиков – прохладу и тень – защиту от пекущего солнышка (а солнца в этой стране хватает всем). В пространстве от этого рождается особая тихая жара, когда все плывет перед глазами миражом вместе с солнечными зайчиками на самодельном асфальте двора.

Это бесконечно длинный день маленького человека – его невидимая глазу атмосфера, в котором варятся детские желания и воплощения, живут любопытные глаза и беспокойные руки и ноги — все в ссадинах и зеленке.

—> … а вечера густые и шумные, дышащие прохладой… Перед домом, в тени виноградника накрытый стол и горит, вздрагивая лампочка, вокруг нее стаи мотыльков, бьются крыльями – это звуки вечера. Еще в гуще сада слышатся жуткие и непонятные шорохи и песни кузнечиков, ведь ночью наш чудный сад — что лес густой-непроходимый и с наступлением сумерек все заметнее это постепенное превращение света в тень. Каждый лепесток вечернего цветка, отрываясь, создает своей траекторией полета едва различимый шум, переплетаясь с другими шорохами волшебных сумерек, с беседами и возней осмелевших насекомых, шебуршащихся в земле, в корнях и на стеблях сказочных цветков. Сказочные цветы, это например «ночная красавица», раскрывающая свои ярко малиновые зева только с наступлением сумерек. Пауки быстрей вьют свои паутинки, чем-то пощелкивая и натягивая тонкие нити-ловушки. Кажется, по каменной дорожке из зарослей кто-то медленно скользит, задевая полами длинных одежд колючий крыжовник и малину, но все это детские фантазии, рожденные воображением и это всего лишь румяная бабушка Зоя с лейкой возвращается из вечернего сада, оставляя его почивать до завтра и впитывать живительную влагу.

Я сплю глубоким сном в маленькой дальней комнате на старой кушетке вместе с кошкой Муркой, мы обе любим с ней спать, свернувшись маленьким клубочком, зашвыривая одеяло на пол, сопим во сне и разговариваем, у кошки дрожат усы быстро-быстро, ей снится мышка или еще какая вкусность. А мне сняться родители и соседская девчонка Любка и еще речка, я разговариваю с ними, Бабушка накрывает меня одеялом несколько раз за ночь…. но ночи такие невыносимо теплые… сквозь приоткрытые окна дышит влажный ночной сад, чадит своим букетом ароматов, убаюкивает ночными звуками.

Днем у нас с бабушкой полно дел. Мой день – огромное, растянутое и наполненное беззаботным смыслом пространство и время. Дела возникают в голове неожиданно и сразу же на ходу осуществляются. Качаться на качелях! Тут же бегу, раскачиваю разноцветные деревяшки, нанизанные на длинную веревку. Она тянется к винограднику и теряется там, на ходу вскакиваю и лечу, и слышу, как сверху прогибаются прутья под нетяжелым моим весом и дрожит виноградная лоза. Приближаясь к тонким стеблям, сорвать на ходу самые высокие виноградные усики и тут же сжевать! Ну вот надоело! Спрыгиваю на ходу и бегу глядеть, что делается во дворе, отдышавшись, смотрю, не вышли ли девчонки поиграть в классики. А можно еще пойти посмотреть, как смешно хрустят морковкой кролики или как бабушка собирает спелую малину, то и дело колет себе пальцы и облизывает их вместе с соком малины. Бегу по каменной тропинке, травы по бокам прикасаются к голым ногам – щекотно! На пути упавшие персики, всей своей густой налившейся солнечным соком и светом мякотью они шмякаются на землю громко и вдребезги, а могут и на голову шмякнуть – опасный участок пути. Интересно: и куда это так деловито побежала Мурка, надо проследить, что там у нее еще за кошачьи дела? А Мурка бежит под гранат и долго там вылизывает свою шерстку в густой тени гранатовых кущ, я слежу за ней. Под кустами темно даже в самый солнечный день, там можно надежно укрыться от взрослых и вообще использовать это уютное местечко под игры в дочки матери и сухо, и в тени и мягко будет куклам на зеленой подстилке под огромным гранатом.

Сколько еще таких дел можно осуществить за день – и не счесть и не упомнить все – слишком долго солнышко не сходит с небосвода в такие дни. Иногда бабушка просит меня подмести двор, но сначала хорошенько полить его из лейки, прибить пыль, чтобы не летала. Ну вот после такой важной работы можно пойти к моему любимому погребу и на крыше загорать голышом, поедая ягоды и наблюдая за возней окружающего мира, и за синим небом, солнечными лучами сквозь кроны деревьев, за круговертью живого вокруг. Там же сушиться абрикосовая пастила, ее ни в коем случае нельзя есть, пока не засохла, потом куда интересней тянуть ее во рту и отлеплять языком от неба и зубов.

А еще сижу просто так на стареньком диване, он стоит у нас во дворе у стола. Мурлыкаю песенки, болтаю ногами в выгоревших и разношенных красных сандальках, ноги пока не достают до земли. А диван всегда одинаково пахнет улицей и старостью, пружины похрустывают и поют свои ветхие песни – на нем много спали, когда он еще жил в доме, а в последнее время заезжие родственники, любители густой и томной среднеазиатской ночи – спят прямо во дворе. На столе, как всегда горы фруктов, бабушка ставит прямо под нос горячий-прегорячий суп в большой тарелке, размешивает сметану, супный пар смешивается и растворяется в воздухе улицы. Хочется съесть сразу все это вокруг. А потом на десерт будет свежее персиковое варенье с белой пенкой. Никогда не ели пенку от варенья? Объеденье!

А в выбеленном длинном домике у нас всегда полумрак, даже днем, от густой листвы сирени и шиповника. Полные шкафы и секретеры, уставленные хрусталем и фарфоровыми барышнями, розовощекими с коромыслом или кошкой на руках, на стенах взрослые картины с какими-то шумными людьми на ярмарке, на картинах кустодиевская трескучая зима… удивительно и так далеко. Застеленный накрахмаленной скатеркой круглый дубовый стол, равномерно разливающееся в тишине и приятное для слуха вечное тиканье часов. Кружевные платочки на горках воздушных подушек, дремлющая кошка, вздымающимся дышащим комочком примостившаяся рядом. Огромное туманное зеркало в трюмо с тонкой лакированной резьбой, в нем – отражение трудных и радостных дней бабушки, когда она была еще молодой и веселой, и немного моих. Зеркало хранит отражения слайдами, историю старого и так трепетно любимого мною дома. Отразилось и ушло в копилку вечности, оставив тонкие шрамы-намеки о былом на помутневшей глади зеркала.

Бабушка иногда в доме ставит старый свистящий самовар и тонкой струйкой льет кипяток в пиалы, иногда стучит на старой зингеровской педальной машинке, машинка та — произведение искусства – резная вся и блестящая. Что же она там шьет? Никогда не узнаю теперь…

Бабушка Зоя, она настоящая – воплощение духа старинной русской культуры, волею судьбы занесенная на пыльные просторы Узбекистана. Она хранит в себе то знание, как в старину жили просто и без надрыва, а когда приходила беда – просто и с надрывом, в борьбе за жизнь, за кусок хлеба, выращенного на своей земле, с вечно мешающей жить просто и без надрыва властью.

Еще она у меня сама прядет нить на прялке из пуха наших же пушистых кроликов: белую нить и серую на шарфики и шапочки и носочки. Как она добывает пух для нити: сначала прихватит извивающегося кролика за длинные уши, усадит к себе на колени и быстро вычесывает с него специальной цеплючей ческой шматки теплого пуха, они падают кусочками ваты на землю. Кролик не любит этого и царапается своими сильными когтистыми лапами, царапает в кровь бабушке все руки, это уже не нравиться мне, я кричу, чтобы она оставила это больное занятие и убегаю на свое место силы и отдыха – на согретую солнцем крышу погреба. Там ложусь, наконец, голым пузом и растворяюсь в полуденной неге. Лущу семечки, задирая в воздух ноги.

А бабушка Зоя почему-то ничего мне не говорит, я так хочу услышать ее слова, интонацию и голос, какой он — родной и очень далекий? Я больше не слышу и не помню его.

Помню лишь другие голоса, краски и звуки с запахами: раскаленных на солнце роскошных чайных роз, нежных и воздушных пионов, разноцветных и пьянящих флоксов, жужжание пчел и траекторию их полетов от цветка к цветку, даже взмахи меленьких и быстрых крыл, все, что повторилось потом в моей взрослой жизни и закрепило воспоминания и любовь к детскому раю. Помню лестницу, ведущую в густую крону черешневого дерева, пугливых и вороватых воробьев, клюющих нашу черешню, которых мы гоняли, шумно дергая за веревку гулкого чучела, висящего на верхушке и пугающего маленьких и юрких ворюг.

Размытым контуром выплывает из темноты сознания уставшее и улыбчивое, румяное и морщинистое одновременно лицо бабушки и опять уплывает… Куда же ты?! Вернись…. не уходи так быстро, дай запомнить тебя лучше.

ПОГОНЯ, МАНХЭТТЕН

Читайте также:

  1. Buick Le Sabre. 1949 год.
  2. III. Наступление союзников в 1944 г. и завершение войны
  3. V. символы и идеалы американской нации и государственности
  4. АРИСТОТЕЛЬ ОНАССИС
  5. Архитектура поздней классики. Галикорнасский мовзолей и театр в Эпидавре
  6. Банки: испытание на прочность
  7. Встретишь. Все мы связаны по рукам и ногам — работой, квартирой, светским
  8. Высотные здания 20-21вв.
  9. Глава 1. Красивый клиент
  10. Глава 2. Школьные годы
  11. Глава 4. «Мустанг»
  12. Гольф. Он уходит ни свет ни заря. Кэрри спит допоздна, потом встает и варит

В четверг вечером в «Bouley» довольно невыдающийся марафонский ужин. Даже после того, как я объявил столу: «Ребята, послушайте, моя жизнь – это сущий ад», они полностью проигнорировали меня. Собравшиеся (Ричард Перри, Эдвард Ламперт, Джон Констебль, Крейг Макдермотт, Джим Креймер, Лукас Теннер) продолжают спорить о размещении акций, о том, на какие облигации лучшие перспективы в новой декаде, о девках, недвижимости, золоте, о том, почему долгосрочные облигации нынче слишком рискованны, о широких воротничках, о портфелях ценных бумаг, о том, как эффективно использовать власть, о новых способах тренировок, о «Столичной-Кристалл», как лучше всего произвести впечатление на очень важных людей, о неустанной бдительности, о жизни в лучших ее проявлениях, а я здесь, в «Bouley», похоже, не в состоянии владеть собой, в этом зале собралась целая куча жертв, в последнее время они попадаются мне на глаза всюду – на деловых встречах, в ночных клубах, в ресторанах, в проезжающих мимо такси и в лифтах, в очередях к банковским автоматам и на порновидеокассетах, на коробках печенья и на CNN, – повсюду, и у всех них есть общее: они – добыча, и за ужином я едва не слетаю с катушек, ухнув в состояние, похожее на головокружение, поэтому перед десертом я вынужден извиниться и пойти в туалет, там я делаю дорожку кокаина, забираю в гардеробе свое шерстяное пальто от Giorgio Armani, из которого едва не выпирает Магнум-357 в кобуре, и вот я на улице, но в утреннем Шоу Патти Винтерс было интервью с человеком, поджегшим свою дочь, когда та рожала, а за ужином мы все заказали акулу…

…в Трибеке туман, с неба вот-вот закапает, местные рестораны пусты, после полуночи улицы пустынны, кажутся нереальными, единственный признак жизни – звук саксофона на углу Дуане Стрит, в дверях бывшего DuPlex, заброшенного бистро, закрывшегося в прошлом месяце, молодой бородатый парень в белом берете исполняет очень красивое, но заезженное соло на саксофоне, возле его ног раскрытый зонтик с влажным долларом, и какая-то мелочь, не устояв, я подхожу к нему, слушаю музыку, что-то из «Отверженных», он видит меня, кивает, и пока он закрывает глаза – подняв инструмент, откинув голову, – видимо, ему кажется, что это очень патетическое место, – я одним движением выхватываю из кобуры 357-ой Магнум, и, не желая никого будить, прикручиваю к пистолету глушитель, по улице, проносится холодный осенний ветер, когда же жертва, открыв глаза, замечает пистолет, она прекращает играть, мундштук саксофона по-прежнему во рту, я тоже медлю, потом киваю ему продолжать, что он и делает неуверенно, а я поднимаю пистолет к его лицу и на середине ноты нажимаю на курок, но глушитель не срабатывает, и в то же мгновение, когда позади его головы возникает огромный малиновый круг, прогремевший звук выстрела оглушает меня, ошеломленный, все еще с живыми глазами, он падает на колени, затем на саксофон, я выщелкиваю обойму и меняю ее на полную, но в это время случается неприятность…

… потому что во время убийства я не заметил патрульную машину, двигавшуюся позади меня – с какой целью? бог его знает, может, они расклеивают штрафы за неправильную парковку? – но после того как звук магнума отзывается эхом, смолкает, сирена патрульной машины пронзает ночь, ниоткуда, заставив забиться мое сердце, медленно, поначалу небрежно, словно невиновный, я начинаю удаляться от вздрагивающего тела, но потом срываюсь на бег, со всех ног, патрульная машина взвизгивает за мной, сквозь громкоговорители копы понапрасну кричат «стойте остановитесь стойте бросьте на землю оружие», пропуская их крики мимо ушей, я поворачиваю налево на Бродвей, устремляясь вниз по Сити Хол Парк, ныряю в аллею, патрульная машина не отстает, но только до половины, потому что аллея сужается, фонтанчик синих искр вылетает прежде, чем они останавливаются, а я изо всех сил добегаю на Черч Стрит, где торможу рукой такси, плюхаюсь на переднее сиденье и совершенно ошеломленному шоферу, молодому иранцу, – «выматывайся быстро отсюда – никуда не едем», размахивая у него перед лицом пистолетом, но он паникует, кричит на плохом английском «не стреляй в меня пожалуйста не убивай», поднимает руки, я бормочу «черт» и ору «поехали», но его объял ужас, «не стреляй брат не стреляй», я нетерпеливо бормочу «да пошел ты» и, поднеся пистолет к его лицу, нажимаю на курок, пуля раскраивает его голову, раскалывает на половинки как темно-красный арбуз о ветровое стекло, протянувшись над ним, я открываю дверь, выпихиваю труп, захлопываю дверь, трогаюсь…

…задыхаясь от бега и адреналина, я проезжаю всего лишь пару кварталов, частично из-за паники, но в основном из-за крови, мозга, осколков черепа на ветровом стекле, я едва избегаю столкновения с другим такси на Франклин – так ли? – и на Гринвич, резко уйдя вправо и стукнувшись в бок припаркованного лимузина, затем даю задний ход, с визгом несусь вниз по улице, включаю дворники на ветровом стекле, слишком поздно понимая, что кровь залила стекло изнутри, пытаюсь стереть ее одетой в перчатку рукой и, вслепую мчась по Гринвич, полностью теряю управление, и машина влетает в корейский магазин, по соседству с рестораном– караоке под названием «Lotus Blossom», в котором я бывал с японскими клиентами, машина переворачивает стойку с фруктами, разносит стеклянную витрину, тело кассира шлепается на капот, Патрик пытается дать задний ход, но ничего не выходит, он выбирается из машины, облокачивается на нее, возникает мучительная тишина. Патрик бормочет «неплохо, Бэйтмен», выбирается из магазинчика, тело на капоте стонет в агонии, Патрик не имеет представления, откуда взялся бежавший на него с противоположной стороны улицы полицейский, вопящий что-то в свою рацию, он думает, что Патрик в шоке, но тот застает его врасплох, стремительно выпрыгивая перед ним, прежде чем коп успевает схватиться за свое оружие, и сбивает его на тротуар…

… где теперь стоят люди из «Lotus Blossom», тупо смотрят на обломки, никто не помогает копу, пока двое мужчин лежа борются на тротуаре, коп хрипит от напряжения сверху на Патрике, пытаясь выкрутить «магнум» у него из рук, но Патрик ощущает прилив сил, словно в его венах вместо крови бежит бензин; становится ветреней, температура падает, начинает накрапывать дождик, они катаются по улице, Патрик не перестает думать, что должна звучать музыка, он выдавливает демоническую улыбку, сердце его колотится, ему довольно легко удается поднести пистолет к лицу полицейского, две пары рук держатся за пистолет, но палец Патрика нажимает на курок, пуля оставляет царапину на лбу полицейского, так и не убивая его, но Патрик, пользуясь тем, что хватка полицейского слабеет, понижает прицел и стреляет ему в лицо, пуля на выходе выбрасывает розовое облачко, люди на тротуаре кричат, оставаясь бездеятельными, прячутся, забегают обратно в ресторан, когда полицейская машина, от которой, как считал Патрик, он ускользнул в аллее, оказывается вновь на виду и мчится к магазину, сияя красными огнями, потом с визгом тормозит, а Патрик спотыкается о бордюр, падает на тротуар, одновременно перезаряжая «магнум», прячется за углом, ужас, который, казалось, прошел, охватывает его снова, он думает: я не понимаю, что я натворил, чтобы шансы поймать меня увеличились, застрелил саксофониста? А он, вероятно, был также и мимом? За это мне все? Он слышит невдалеке другие подъезжающие машины, завязнувшие в хитросплетении улиц, здешние копы уже больше не заботятся о предупреждениях, они просто открывают стрельбу, и он, не целясь, стреляет в ответ в обоих полицейских, которых он заметил за открытой дверью патрульной машины, выстрелы вспыхивают, как в кино, и это заставляет Патрика осознать, что он вовлечен в настоящую перестрелку, что он пытается увернуться от пуль, что сон грозит прерваться, рассеяться, а он не целится тщательно, лишь бессознательно отвечая на выстрелы выстрелами, и пока он лежит здесь, шальная пуля, шестая в новом магазине, попадает в бензобак полицейской машины, фары, перед тем как разорваться, тускнеют, в темноте вздымается костер, неожиданно желто-зелеными искрами лопается над ним лампочка уличного фонаря, пламя облизывает тела живых и мертвого полицейских, вдребезги разлетаются окна Lotus Blossom, у Патрика звон в ушах…

… все еще в Трибеке, убегая в сторону Уолл-стрит, он держится подальше от самых ярких уличных фонарей, и замечает, что целый квартал, куда он стремится, наводнен людьми. Он проносится мимо ряда Порше, пытаясь открыть каждую из них, активизируя поочередно сигнализации, ему хотелось бы угнать черный Рендж Ровер с четырьмя ведущими колесами, самолетным алюминиевым корпусом на закрытых стальных шасси и восьмицилиндровым инжекторным двигателем, но такого он не находит, и это огорчает его, к тому же он отравлен своим замешательством и самим городом, дождь сыплет с ледяного неба, но на земле все еще тепло, в проемах между небоскребами в Беттери Парк, на Уолл-стрит, вообще везде поднимаются туманы, очертания зданий размыты, он спрыгивает на набережную, кувыркается на ней, потом бежит как сумасшедший изо всех сил, мозг стиснут физическим напряжением чистого, абсолютного ужаса, мечется, теперь ему кажется, что по пустынному хайвею его преследует машина, но ночь приняла его, откуда-то слышится звук нового выстрела, который он, в общем-то, не замечает, поскольку мозг Патрика работает беспорядочно, он забывает о конечной цели, покуда перед ним, как мираж, не появляется здание, где расположен его офис, Pierce & Pierce, окна, этаж за этажом, гаснут, словно темнота поглощает их, пробежав еще сто, двести метров, он взлетает по лестнице, вниз, куда? впервые его чувства переклинены страхом и смятением, помраченный, он влетает в фойе, как ему кажется, его здания, но нет, что-то не так, что? ты переехал (сам переезд был кошмарным, хотя новый офис Патрика лучше, а примыкающие к фойе магазины Barney’s и Godiva снимают напряжение), он спутал здания, но все еще стоит у лифта…

… двери, обе закрыты, когда он замечает огромную картину Джулиана Шнабеля [54] в фойе и до него доходит, что это, блядь, не то здание, он вихрем разворачивается и бешено устремляется к вращающейся двери, но ночной сторож, и прежде пытавшийся привлечь внимание Патрика, машет ему рукой, когда он уже готов вылететь из фойе, «Полуночничаете, мистер Смит? Вы забыли расписаться» и расстроенный Патрик стреляет в него, крутится в стеклянной двери раз, другой, она снова выносят его в фойе, пуля попадает сторожу в горло, отбрасывая его назад, фонтан крови на мгновение повисает в воздухе, орошает его искаженное, перекошенное лицо, и чернокожий уборщик, наблюдавший, как только что заметил Патрик, все происходящее из угла фойе, со шваброй в руках, с ведром у ног, поднимает руки. Патрик стреляет ему прямо между глаз, кровь заливает лицо, из затылка в воздух поднимается фонтан крови, пуля позади него клацает о мрамор, сила выстрела швыряет его о стену, Патрик выскакивает на улицу, навстречу огням нового офисного зданния, куда он входит…

… кивая Гасу, нашему ночному сторожу, расписываясь, направляясь к лифту, выше, в темноту своего этажа, спокойствие восстановлено, обезопасившись в анонимности нового офиса, сумев дрожащими руками взять телефонную трубку, устало пролистывая записную книжку Rolodex, глаза натыкаются на номер Харольда Карниса, тяжело дыша, я медленно набираю семь цифр, решив признаться в своем безумии, но Харольд отсутствует, бизнес, Лондон, я оставляю сообщение, рассказывая обо всем, ничего не утаивая, тридцать, сорок, сотня убийств, и пока я общаюсь с автоответчиком Харольда, над рекой, низко летя, появляется с поисковыми огнями вертолет, за ним прорезают небо молнии, он движется к зданию, где я только что был, опускается на крышу здания напротив, внизу здание окружено полицейскими машинами, каретами скорой помощи, группа быстрого захвата выскакивает из вертолета, полдюжины вооруженных мужчин исчезают во входе на плоской крыше, вспышки сигнальных огней, похоже, повсюду, а я наблюдаю за всем этим с телефоном в руках, скрючившись над своим письменным столом, всхлипывая, хотя и не зная почему, в автоответчик Харольда: «Я оставил ее на стоянке… возле Dunkin Donuts… где-то в центре», – и в конце, минут через десять, вздыхаю: «Ох, я просто больной чувак», – и вешаю трубку, но звоню снова, и после нескончаемого гудка, подтверждающего, что мое сообщение записалось, оставляю другое: «Слушай, это опять Бэйтмен, если ты вернешься завтра, я могу появиться вечером в „Da Umberto’s“, так что знаешь, смотри во все глаза», – и солнце, пламенеющая планета, постепенно восходит над Манхэттеном, еще один восход, и вскоре ночь быстро, словно это оптический обман, превращается в день…

Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.006 сек.)

Сделай сам. Как научиться составлять букеты из растущих на даче цветов

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

Десерт "Розовое облачко"

На даче, где все время распускается то один, то другой цветок, каждой хозяйке просто необходимо овладеть умением составлять простые букеты – для дома, для семьи.

Ах, как часто мы видим в комнатах или в руках у людей разного возраста неказистые «веники», представляющие собой плотно связанные охапки цветов. Увы, авторы этих «композиций» пока не задумываются о таких понятиях, как гармоничное сочетание красок, форм и структур растений. А ведь так хочется, чтобы цветы складывались в букеты с чувством и со вкусом!

Давайте поговорим о том, как поставить и скомбинировать срезанные на даче цветы. Не подумайте, что сейчас мы будем учить вас делать вычурные композиции наподобие тех, которые можно встретить на многочисленных выставках. Для создания икебаны или других сложных инсталляций необходимы профессиональные навыки, много времени и специальные материалы. Зачастую флористы находятся под влиянием японских школ, построенных на малознакомой нам культуре, понятиях, привычках и взглядах. Не потому ли не каждая красивая, изящная, изысканная композиция «берет нас за душу»?

Десерт "Розовое облачко"

Оговорюсь, что я ни в коей мере не претендую на роль законодателя в области составления букетов. Но годы, проведенные в профессиональном цветоводстве, обычно развивают художественные наклонности и, смею надеяться, даже вкус и глаз. Задумав проработать данную тему, мы с мужем в течение целого летнего сезона с большим увлечением занимались составлением букетов. Перебрали массу комбинаций разных цветочных культур, складывая их друг с другом и с веточками зелено-, желто- или краснолистных деревьев и кустарников, а также травянистых растений. Затем подбирали самую подходящую вазу. Предварительно подрезали стебли и ветви, устанавливали их в емкости, что-то убирая и что-то добавляя. Руководствовались только собственными понятиями и вкусом, не заглядывая ни в какие руководства (которых имеется множество). И еще мы поняли, что очень важно найти место в доме, где букет будет выглядеть выигрышнее всего. А теперь, дорогие читатели, мы надеемся увлечь составлением букетов и вас.

23 букета по правилам

Ниже я представлю на ваш суд букеты из цветочных культур, украшающих мой сад с весны до осени, и их описание. А также по ходу дела изложу пять правил составления цветочных композиций. Правила не носят строгого характера. Что-то из них давно известно, но что-то пришло с обширным личным опытом после многих проб и ошибок.

Весна

1. Удачное сочетание желтых Трубчатых нарциссов с веточками лапчатки кустарниковой. Зеленые листочки лапчатки оттеняют и подчеркивают окраску и изящную форму цветков. Нарциссы срезайте у самого основания цветоноса в фазе бутонизации, когда бутон окрасится, а цветоножка изогнется. Тогда цветы простоят больше 5 дней.

Десерт "Розовое облачко"

2. Майский букет из строгих красных тюльпанов сорта ‘Парад’ (группа Дарвиновы гибриды) с веточками березы бородавчатой, листья которой только начали расти. В это время березовые побеги бывают нежными, ажурными и хорошо сочетаются с шелковистыми цветочными «бокалами». Мы пробовали вместо березы использовать другие интересные по структуре растения, такие как папоротник и хвощ полевой, но в воде они сразу же вянут. Срезайте тюльпаны в фазе окрашенного бутона. Тогда готовый букет простоит в воде дольше недели.

Если же композиция строится вокруг позднемайских тюльпанов с темно-красными бахромчатыми цветками, то в компанию к ним лучше подойдут веточки барбариса Тунберга ‘Aurea’. Контраст красного и зеленовато-желтого притягивает взгляд и оживляет окружающее пространство.

Десерт "Розовое облачко"

3. Майский букет из соцветий бадана толстолистного и веточек краснолистной лещины обыкновенной. Розовые соцветия объемно выделяются на фоне бордовых листьев: сочетание этих растений можно оценить как весьма удачное. И лещина, и бадан стоят в воде дольше недели при условии, что цветки бадана раскрылись не раньше, чем за 1–2 дня до срезки. Срезайте соцветия у основания цветоноса. Длинные «ножки» дают возможность регулировать их высоту в вазе.

Можно добавить в такой букет тюльпаны, а лещину заменить на веточки березы.

Десерт "Розовое облачко"

4. Темно-красный тюльпан ‘Ред Винг’ в окружении незабудок, лютиков и яснотки с неяркими, но разнообразными по величине и форме цветками. Тюльпаны стоят в воде до 7 дней, остальные растения – до 5 дней. Лепестки лютиков опадают через 3 дня, зато, если срезать эти цветы в стадии бутонов, они распускаются в воде.

Десерт "Розовое облачко"

5. Ландыши, цветущие в конце мая, в комбинации с незабудками на фоне бело-зеленых листьев хосты. Веточка лютика не портит общий вид, но и не добавляет ему выразительности. Если вы захотите добавить желтого цвета, поставьте не одну, а несколько таких веточек. Ландыши стоят в воде до 4 дней, но аромат у них пропадает уже через несколько часов. Незабудки – 4 дня, затем их можно обновить. Для мелких цветов нужно подобрать соответствующие низенькие вазочки и место в помещении, где букетик был бы хорошо заметен.

Десерт "Розовое облачко"

6. Соцветие пеларгонии зональной с розовыми цветками и синие изящные соцветия василька горного – контрастное, но эффектное сочетание красок и форм. Фоном служат веточка пестролистного дерена белого и листья василька. Желтых «звездочек» лютика можно добавить больше, чем получилось на фотографии. В воде растения будут стоять до 5 дней. Если их срезать свежераспустившимися, то до 7 дней.

Десерт "Розовое облачко"

7. В июне – первом месяце лета – цветут роскошные цветочные культуры, в том числе пионы. Многие из них невозможно не использовать в букетах. Пионы срезают в фазе начинающего раскрываться бутона. При срезке на стебле оставляют не меньше трех листьев для питания развивающихся почек возобновления. В воде эти цветы стоят не меньше недели.

Яркие пионы с красными махровыми цветками не нужно ставить больше трех в одну вазу. С их роскошными цветками прекрасно соседствуют некрупные, нежные и легкие светло-синие ирисы сибирские. Зеленым фоном служат листья злака и пиона, веточка темно-бордовой лещины придает композиции объем и глубину.

Пионы ‘Канзас’ с темно-розовыми и ‘А. Е. Кундерт’ с белыми цветками в полном роспуске не нуждаются ни в каких дополнительных украшениях. Их красоту подчеркивают нежные, легкие луговые колокольчики (колокольчик полуоткрытый). Листья пионов, как мне видится, всегда хороши в срезке вместе с цветками. Колокольчики увядают раньше, чем пионы, – через 3 дня. Их можно заменить на свежие или обратиться к каким-нибудь другим растениям с мелкими, ажурными цветками или листьями, например гипсофиле. Эти же пионы неплохо смотрятся с веточками дерена белого пестролистного.

Десерт "Розовое облачко"

8. Пион ‘Элен Каули’ со светло-красными полумахровыми цветками – один из лучших сортов для срезки. Его красоту подчеркивают бледно-сиреневые колокольчатые цветки хосты. Фоном служат стебли злака с листьями. Букет легкий, ажурный, хорошо сбалансированный. Прозрачная ваза гармонирует с букетом. Соцветия хосты стоят в воде неделю, как и пионы, а злаки – еще дольше.

Десерт "Розовое облачко"

9. В конце июня зацветают розы. В букете – соцветия из нескольких красных цветков плетистой розы ‘Флямментанц’ с листьями, а над ними – нежно-розовые облачка соцветий астильбы Арендса. Для фона добавлены веточки спаржи. Легкий, красивый, сбалансированный букет. Будет стоять в воде 5 дней.

Десерт "Розовое облачко"

10. Соцветия флоксов с темно-розовыми цветками с белым глазком и желтые ажурные метелки золотарника обыкновенного хорошо сочетаются друг с другом. Как фон использованы веточки спиреи средней и листья ириса болотного. Если вы захотите сложить подобный букет, попробуйте сделать его менее плотным и убрать веточки спиреи, но добавить пару листьев ириса, что усилит выразительность всей композиции. Растения стоят в воде дольше 4 дней.

Десерт "Розовое облачко"

11. Бархатцы прямостоячие желтого и оранжево‑желтого цвета складываются в интересную комбинацию с синими соцветиями дельфиниума культурного и лимонно-желтыми цветками табака душистого. Три веточки спиреи средней возвышаются на заднем плане этого букета вполне оправданно. В комбинации соблюдены объем, плотность и сочетание окрасок. В воде растения стоят 4–5 дней.

Десерт "Розовое облачко"

12. Легкая летняя композиция включает пушистые сиреневые свечи лиатрис, крупные белые ромашки нивяника и нежные желтоватые трубочки табака душистого. Для зеленого фона добавлены все те же веточки спиреи средней, которая подходит для многих букетов и долго стоит в воде. Кроме того, побеги барбариса Тунберга ‘Ауреа’ усиливают присутствие желтого цвета. Все растения не вянут в воде 4 дня и даже дольше. Исключение составляют ромашки, которые через пару дней завянут, и их придется обновить.

Десерт "Розовое облачко"

13. Довольно эффектный летний букет из белой лилии с розовой астильбой. Три веточки спиреи средней улучшают структуру букета. Затемненный угол деревяной стены рядом с окном служит прекрасным фоном для белых лилий. В воде растения стоят до 6 дней.

Десерт "Розовое облачко"

14. Июльский букет из соцветий мелколепестника, ромашки (нивяника), астильбы и хосты. Зеленый фон – воздушная спаржа, внизу листья белоокаймленной хосты. Комбинация получается вполне удачной, чему способствует прозрачная хрустальная ваза. В воде букет продержится до 4 дней.

Десерт "Розовое облачко"

15. Всем известные «Золотые шары» рудбекии рассеченной в компании с синими соцветиями агератума, чьи листья удачно декорируют нижнюю часть стеблей. Веточки желтолистного барбариса вполне уместны в верхней части композиции. Сочетание желтого и синего цветов всегда радует глаз и усиливает действие каждого из них. Букет простоит в воде 4–5 дней.

Десерт "Розовое облачко"

16. Бархатцы с желтыми соцветиями в паре с розовой вероникой колосовой – удачное по окраске и структуре сочетание. Веточки пестролистного дерена белого вполне уместны. Если будете делать такой букет, учтите, что на фото вероника расположена высоковато, и ее стебли следовало бы подрезать на 5–6 см. В воде растения стоят 4–5 дней.

Десерт "Розовое облачко"

17. Бархатцы с желто-оранжевыми соцветиями хороши вместе с контрастным по окраске и форме шалфеем мучнистым со свечеобразными темно-синими соцветиями. Ориентируйтесь на фотографию, но сделайте стебли шалфея покороче на 5–7 см, чтобы они не слишком возвышались над бархатцами.

Десерт "Розовое облачко"

18. Соцветия кремовых гортензий, красных флоксов и сиреневых лиатрис с веточками спиреи средней хорошо соединяются в букете. Яркие флоксы здесь подсвечены светлыми гортензиями и оттенены зелеными листьями снизу и сверху. Симметрия в данном случае необязательна. Получилась компактная, умеренно плотная комбинация с приятным сочетанием красок. Букет будет радовать глаз в середине – конце лета дольше 4 дней.

Десерт "Розовое облачко"

19. Позднелетний букет из розовых георгин с листьями бузульника Пржевальского, которые уже начали приобретать осеннюю буроватую окраску. Ставя в вазу цветы одного вида, важно расположить их пореже и на разной высоте, чтобы каждое соцветие имело собственное пространство и хорошо просматривалось. Георгины и листья стоят в воде до 4 дней.

Десерт "Розовое облачко"

Осень

20. Букет из плетистой розы ‘Нью Дон’ с чуть розоватыми, почти белыми цветками, срезанными в начале сентября. Этот сорт цветет дольше двух месяцев, начиная с июля. Зеленым фоном служат листья самой розы. Цветки ее нежные, трогательные, они хороши сами по себе. Букет легкий, каждый цветок имеет собственное пространство, и вся композиция свободно дышит. Цветки этой розы отцветают быстро, но распускаются все бутоны. Поэтому срезайте веточки с большим количеством бутонов, и будут они стоять в вазе долго, до 7 дней. Отцветшие цветки нужно обрезать.

Десерт "Розовое облачко"

21. Букет из однолетников, продолжающих цвести в сентябре: астр с розовыми соцветиями, лаватеры ‘Мон Блан’ с белыми цветками и живописных синих соцветий агератума. Зеленым фоном служат листья хосты и самой лаватеры. В букете соблюдены пропорции, гармонично сочетаются формы и краски. В воде будет стоять дольше 5 дней. Все бутоны лаватеры в воде раскрываются.

Десерт "Розовое облачко"

22. Душистый горошек в бело-сине-фиолетовой гамме сложился в изящный, ароматный, очень привлекательный букетик. Соцветия срезаны в сентябре перед уборкой однолетних растений. Нужно отметить, что в стаканчик можно было бы поставить вдвое меньше соцветий. Эффект будет тот же. К горошку хорошо подходит спаржа или гипсофила. В воде он стоит три-четыре дня.

Десерт "Розовое облачко"

23. Перед отъездом с дачи в конце сентября пришлось выкопать клубневые бегонии, которые все еще продолжали цвести. Срезанные цветки бегоний вместе с листьями хосты составили букет «До свидания, дача!». Крупноцветные бегонии стоят в воде до 8 дней, ампельные – 3 дня.

монолог

Вы здесь

Десерт "Розовое облачко"

ЕЛЕНА ДМИТРИЕВА: «А у нас цветет миндаль!»

Люблю, когда цветут
Миндальные деревья,
Вуаль тоски моей снимая, как рукой.
В душе, за много лет
Уставшей от кочевья,
Я обретаю вновь блаженство и покой.

Десерт "Розовое облачко"

Тенерифе называют островом вечной весны. Это правда – здесь круглый год что-то зацветает. Сейчас время миндаля. Миндаль здесь цветет мелкими бело-розовыми цветами, с января по март. Цветы миндаля появляются на дереве раньше листьев – сразу же с приходом весны.

Десерт "Розовое облачко"

Где-то далеко, на склонах вулкана Тейде, утопают в белой дымке деревья, окутанные тонким, пряным ароматом, – это цветет миндаль, который называют «королевским орехом». Его форма часто использовалась для поэтических сравнений – миндалевидные глаза воспел еще Омар Хайям.

Говорят, что любовь на земле
Нам и горе приносит и радость,
В ней соседствуют, как в миндале,
Горечь сладкая, горькая сладость.
И идеально-прекрасных глаз возлюбленной —
Я не рвала миндаль, но как миндаль мой глаз. ( О.Хайям )

Десерт "Розовое облачко"

Для испанцев миндаль является символом бессмертия. А увидеть во сне цветущий миндаль предвещает исполнение заветного желания. Фотография на фоне миндаля является оберегом и несет удачу. Поэтому мы с друзьями и решили устроить фотосессию на фоне цветущего миндаля.

Десерт "Розовое облачко"

Аромат не передать через фото, а вот сказочную красоту.

А миндальное дерево называется бодрствующим деревом. Очевидно потому, что оно раньше других расцветает после зимнего сна. Те, кто хотя бы раз в жизни видел цветущий миндаль, в своих воспоминаниях будут вновь возвращаться к этой чарующей картине…

«Ни у одного дерева нет более трогательного и чистого цветения, чем у миндаля,» — писал Константин Паустовский. И в самом деле, розовое облачко цветущего миндаля выглядит удивительно нежным на фоне первой зелени.

Десерт "Розовое облачко"

Он — во всем идеален! Цветки его дерева — нежнейше белые и чуть розоватые, аромат цветущего миндаля — дивный, тонкий и притягательный, форма зерна — идеально ровная, пропорциональная. Изумительно красивые цветы, источают тонкий аромат, похожий на запах роз. Прекрасно миндальное дерево, стоящее в этом праздничном наряде среди остальных, еще голых деревьев. Воздух вокруг него радостно звенит от золотистых пчел, прилетающих пить нектар его цветов, а земля, словно легким снежком, усыпана лепестками.

Автор: Елена Дмитриева
Фото из личного архива